Последние сообщения

Страницы: 1 [2] 3 4 ... 10
11
 Уважаемые коллеги! Добрый день!
 Представляем вашему вниманию новую статью на весьма актуальную тему борьбы с коррупцией. Вы ведь против коррупции? Докажите! ( © Проверяющие ).
 Автор: Елена Константиновна Елисеева
 Редактор: Андрей Борисович Таевский

Антикоррупционная политика должна быть разработана в каждой медицинской организации.  Руководитель и частной клиники, и государственной больницы  должен ясно представлять себе все разделы антикоррупционной деятельности, иметь план на перспективу и четкое распределение обязанностей и ответственности среди своих сотрудников. Самое надежное в данной ситуации – пользоваться обобщенным опытом, юридически выверенным и доказавшим свою эффективность на практике. Об этом мы рассказываем в работе -
Античудесатость, или парадоксальная борьба
12
Уважаемые коллеги! Добрый день!

 В последнее время внимание многих людей и организаций, и не только врачей и медицинских организаций, к клиническим рекомендациям без преувеличения можно охарактеризовать как напряжённо прикованное, а порой и натужно пристальное. И это неудивительно. От того, какими они будут и насколько хорошо приживутся, зависит результативность оказываемой гражданам медицинской помощи и охраны здоровья населения в целом.

 Приход «гайдов» как достоверных обновляемых концентрированных источников профессиональной медицинской информации в российское здравоохранение, на рабочий стол каждого врача и каждого эксперта, можно только приветствовать. Только приходят они очень медленно и избирательно. Кто-то давно и успешно применяет их в своей работе, не мысля врачевания без этих ценнейших источников, активно добывает их, в т.ч. зарубежные, изучает, участвует в их обсуждении в среде коллег и в разработке отечественных аналогов. И это меньшинство, к сожалению. Есть немногочисленные активные противники т.н. «медицины, основанной на доказательствах». Их аргументы известны и, справедливости ради стоит это отметить, не лишены оснований. Большинство же коллег занимает выжидательную позицию. Хуже того, отстранённо выжидательную. Теряют время.

 Очевидно, преодолеть инертность пассивного большинства и пытаются горячие поклонники и противники клинических рекомендаций. Благо, необходимость в подобных документах была осознана на высшем уровне отраслевого управления, и летом мы обсуждали соответствующий законопроект, подготовленный Минздравом России, в Государственной думе (где и нам довелось выступить с докладом) и на многих других площадках. Но благо ли это? Благо не приходит само по себе. Чтобы нечто стало благом, нужно ещё как следует постараться.

 Прежде всего, следует чётко понять, чем являются клинические рекомендации по своей сути и чем они не являются, для чего они нужны и для чего не предназначены. В противном случае, нас ждёт нечто отличное от клинических рекомендаций, и этому нечто следует придумать другое название. Возможно, это будут «циркуляры по лечению кодов МКБ», или «гарантированные перечни медицинских услуг», или не менее гарантированные заказы производителям и поставщикам лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения. А, может, это будут «чек-листы для измерения качества медицинской помощи»? Или «автоматические измерители вины врача»? Что не так с теми, кто на подобном настаивает?

 Клинические рекомендации это документы, разрабатываемые профессионалами для профессионалов. Причём, в идеале это должны быть одни и те же люди. Для того, чтобы разработка и применение клинических рекомендаций, их совершенствование шли споро, нужна особая профессиональная среда, и именно её нашему здравоохранению не достаёт. Там, откуда «гайды» родом, существуют традиции восходящих запросов. Каждый клиницист стремится оказать каждому своему больному возможно лучшую медицинскую помощь. Он осознаёт ограниченность усвоенных им академических знаний и своего индивидуального опыта и направляет восходящие запросы к медицинскому сообществу, а то, в свою очередь, формирует институты, способные на эти запросы адекватно ответить. В отечественном здравоохранении традиция противоположна. Всё идёт директивно сверху вниз, и нисходящие потоки ценных указаний день ото дня лишь усиливаются.

 Нельзя сказать, что в такой традиции заключено абсолютное зло – есть и положительные моменты. Активное регулирование позволяет достигать быстрых улучшений (при условии, что ими занимаются высококлассные специалисты, опять же), однако превращает профессионалов в исполнителей безличных предписаний и полностью лишает их инициативы – а с нею, каких бы то ни было надежд на формирование той самой среды, которой не достаёт. Замкнутый круг. Как из него выйти?

Семь практических советов по выходу из кризиса в нашей новой статье Клинические рекомендации как основа формирования здоровой корпоративной культуры.

Выход находится там же, где и вход (©, Дж. К. Джером, Трое в лодке, не считая собаки).
13
Прошу добавить меня в ветку.
Малыгин Сергей Леонидович,
Заместитель директора по информационным технологиям
Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Крым
"Крымский медицинский информационно-аналитический центр"
14
Ещё стопка на растопку, или утверждены списки контрольных вопросов МЧС

 Уважаемые коллеги! Добрый день!
 
 1 ноября 2018 года Минюст России зарегистрировал за номером 52600 Приказ МЧС России от 28 июня 2018 г. № 261 «Об утверждении форм проверочных листов, используемых должностными лицами федерального государственного пожарного надзора МЧС России при проведении плановых проверок по контролю за соблюдением требований пожарной безопасности» (документ легко найти по реквизитам в СПС Консультант Плюс или Гарант).
 
 С 13 ноября 2018 года плановые проверки соблюдения требований пожарной безопасности большинства объектов должны проводиться исключительно с использованием специальных чек-листов. МЧС России утвердило их для проверок различных объектов, включая и медицинские: для больниц (приложение 1), санаториев (приложение 2), поликлиник и амбулаторий (приложение 9). С момента вступления в силу являться на плановую проверку без листов и задавать вопросы, которых в листах нет, пожарным инспекторам запрещено.
 
 Чек-листы необходимы не только для плановой проверки со стороны госпожнадзора, но и для самостоятельной подготовки к такой проверке, и не только плановой, но и внеплановой (хотя для проведения самой внеплановой проверки чек-листы проверяющим не требуются, для неё нужны основания).
 
 Ранее мы сообщали об аналогичных документах, принятых Росздравнадзором в рамках реформы контрольно-надзорной деятельности и перехода к риск-ориентированному надзору. Анализ одного из них в части государственного контроля организации внутреннего контроля в медицинских организациях представлен в работе «Брызги разума, или антистресс для Росздравнадзора».
 
 Стоит обратить внимание также на прелюбопытное письмо Генеральной прокуратуры России от 9 февраля 2018 года № 76/2-156-2018 «Об организации и проведении плановых проверок» (в рамках риск-ориентированного подхода к контрольно-надзорной деятельности). Из него следует, что пока надзорная служба не отнесёт организацию к «категориям чрезвычайно высокого, высокого, значительного, среднего и умеренного риска, или 1-5 классам опасности», включать её в план проверок она не может. Однако всё это решается надзорной службой в собственных интересах на раз-два, ведь критерии отнесения к той или иной «категории риска» она сама вырабатывает, и оценивает по ним организацию тоже сама. Мы говорили об этом в работе «Рисковая ориентация и другие надзорные перверсии».
 
 Всегда Ваш, Андрей Таевский
15
 Уважаемые коллеги! Добрый день!

 С удовольствием представляю ценную работу Радомира Бошковича (ООО «Международный инновационный консалтинг», г. Москва) и Евгения Геннадьевича Князева (ООО «ЭкспертЗдравСервис», г. Санкт-Петербург) «Улучшение результатов деятельности медицинской организации на основе мониторинга ключевых показателей процессов и исходов: проблемы определения методики измерения». 

 Статья большая, и здесь я вынужден разместить только резюме:

 Улучшение деятельности медицинской организации начинается со сравнения достигнутых результатов с целевыми показателями и определения проблемных мест, после чего разрабатываются планы корректирующих действий. Главная проблема состоит в том, что нет единой методики определения и измерения ключевых показателей, которая, с одной стороны, позволила бы организации результативно управлять своей деятельностью, а с другой – позволила бы региональным органам управления здравоохранением сравнивать результаты медицинских организаций, оценивать качество управления ими и выявлять те, где необходимо внешнее вмешательство. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 10 мая 2017 года № 203н «Об утверждении критериев оценки качества медицинской помощи» (далее – приказ № 203н) не позволяет этого сделать, поскольку, кроме прочего, он тоже не содержит описания методики измерения.

 При разработке методики измерения ключевых показателей в первую очередь необходимо определить аспекты, которые влияют на результаты деятельности, и переменные, мониторинг которых позволяет оценить степень достижения запланированного результата. После этого можно разработать формулу для исчисления показателей и указать на источники данных, которые входят в формулу расчета. Проблема в том, что медицинская документация и документы системы хозяйственного учета, особенно те, что на бумажных носителях, не позволяют быстро и легко рассчитать значения показателей, что обесценивает все усилия по улучшению деятельности.

 В работе описан подход к разработке методики измерения ключевых показателей деятельности медицинских организаций, который позволил бы отслеживать достигнутые результаты во времени и сравнивать их между собой. Также описана практическая реализация такой методики на национальном/региональном уровне и указаны возможности ее использования в целях достижения улучшений.
---
 Прочесть статью полностью.
---
С уважением, Андрей Таевский
16
 Уважаемые коллеги! Добрый день!

 Вашему вниманию – третья статья серии: Анализ причин ухудшения качества медицинской помощи. Справочники.
17
Пара слов об СМК
---
 Уважаемые коллеги, добрый день!
 
 Системы менеджмента качества (СМК) «пришли» в здравоохранение из других отраслей и активно внедряются в деятельность медицинских организаций во всём мире. И если во многих других отраслях к внедрению СМК подталкивает конкуренция, то в здравоохранении главным аргументом является необходимость обеспечения качества медицинской помощи и безопасности медицинской деятельности.
 
 В российском здравоохранении на переднем плане традиционно находятся требования и контроль их исполнения. Это одна из основных причин, по которым реально работающие СМК в медицинских организациях России встречаются исключительно редко. В духе той же традиции на медицинские организации усиливается давление «сверху» уже к внедрению СМК. Принуждение к внедрению СМК может в ближайшее время обрести силу установленных требований к осуществлению медицинской деятельности.
 
 В то же время, формальное наличие СМК в медицинской организации («для проверяющих») не означает, что она работает и работает эффективно. СМК адаптируются к медицинской деятельности с трудом, т.к. вся «клиника», особенно в части принятия и реализации врачебных решений, не может быть описана стандартными операционными процедурами (СОПами), алгоритмами и инструкциями – штатными средствами управления процессами в СМК. Для управления рисками, связанными с основным процессом медицинской деятельности – оказанием медицинской помощи, нужны особые, очень тонкие инструменты, учитывающие вероятностный характер и исключительную сложность лечебно-диагностического процесса.
 
 Но дело стоит требующихся для его выполнения усилий, поскольку хорошие СМК предотвращают реализацию большинства управляемых рисков, связанных с осуществлением медицинской деятельности.
 
 Деятельность любой медицинской организации сопряжена с очень серьёзными рисками различного характера, одно перечисление которых заняло бы сотни, если не тысячи, страниц. Реализацию многих из них можно предотвратить штатными средствами управления процессами в СМК. Но и в отсутствие полноценной СМК в медицинской организации настоящее время их также можно предотвратить, теми же средствами – т.е., внедрив СОПы, алгоритмы и инструкции там, где это возможно.
 
 Естественно, система внутреннего контроля качества медицинской помощи и безопасности медицинской деятельности в медицинской организации быть должна - это лицензионное требование. Но одним контролем, что называется, сыт не будешь. Контроль - один из инструментов управления, и, очевидно, понимания именно этой аксиомы не достаёт отечественной системе здравоохранения.
 
 Всегда ваш, Андрей Таевский
18
 Уважаемые коллеги! Добрый день!
 
 Вашему вниманию – вторая статья серии: Анализ причин ухудшения качества медицинской помощи. Аналитические модели.
19
Уважаемые коллеги! Доброго времени суток!

 Мы открываем цикл публикаций, посвящённый анализу причин нарушений установленных требований и дефектов медицинской помощи, выявляемых при проведении экспертизы качества медицинской помощи.
 
 В авторской Методике проведения экспертизы качества медицинской помощи анализ причин ухудшения качества проводится на 4-м этапе. И если содержание других этапов экспертизы, как и многие аспекты Технологии экспертизы качества медицинской помощи и Технологии управления качеством медицинской помощи по отклонениям, мы уже достаточно осветили в публикациях на наших сайтах Здрав.Биз и ЭкспертЗдравСервис, то 4-й этап экспертизы качества медицинской помощи до сих пор скрывался во мраке.
 
 Пора вывести его на свет. Ведь вряд ли возможно найти что-либо более важное для управления качеством медицинской помощи, нежели полные, объективные и достоверные сведения о причинах появления нарушений установленных требований и дефектов медицинской помощи, помимо их выявления.

Анализ причин ухудшения качества медицинской помощи. Основные положения.
 
 И никаких больше банановых листьев! (© х/ф Джуманджи)
20
Ссылка "битая"! Вот рабочая, но без самого "продукта"  http://1ckab.ru/catalog/kab-solutions/asu-ussmp.php
Страницы: 1 [2] 3 4 ... 10